ГлавнаяСтатьиПсихотехники в лингвистикеОвладение иностранным языком с точки зрения психолога (Психология речи)
Опубликовано 16 Март 2013 Просмотров: 10871

Психология речиНина Брянцева, руководитель Центра CLP

Предисловие

Языковая психология и психолингвистика, по сути, представляют собой два разных подхода к одному и тому же вопросу: как формируется человеческая речь, и какое место она занимает в структуре психики. Разница в том, что психолингвистика осуществляет подход со стороны лингвистики, а языковая психология - соответственно, со стороны психологии.

Психолингвистика по своему происхождению интернациональна: наиболее известные учёные принадлежат разным странам и народам. Гумбольдт, Блумфилд, Хомский, Щерба, Апресян - в эту науку внесли существенный вклад в разные исторические эпохи представители Европы, Америки, России.

 А языковая психология, хоть это название в фундаментальной отечественной науке и не прижилось, основными своими достижениями обязана советским психологам. Выготский, Лурия, Цветкова, Хомская - именно на их достижениях базируется данная область науки во всём мире. В нашей стране наибольшее развитие получила ветвь под названием нейролингвистика, которая в свою очередь является частью нейропсихологии. Нейролингвистика занимается изучением и восстановлением речевых функций у людей, перенёсших тяжёлые черепно-мозговые травмы, инсульты, а также развитием речевых функций у детей с врождёнными пороками. Языковая психология как наука, направленная на помощь людям, овладевающим родным или иностранными языками, преимущественно получила своё развитие в Северной Америке.

В тексте статьи приводятся цитаты из последней монографии А. Р. Лурия "Язык и сознание", являющейся и по сей день наиболее полным и всеобъемлющим трудом по интересующей нас теме. А. Р. Лурия примечателен тем, что он талантливо совмещал в себе теоретика-фундаменталиста с учёным-практиком. Он активно работал с инвалидами Великой Отечественной войны, и многие обязаны ему и его ученикам возвращением к нормальной жизни. Я искренне завидую тем своим коллегам, кому повезло застать его в живых и быть слушателем его уникальных лекций в Московском Университете. Говорят, "на Лурию" ходили очень многие, не только студенты психологического и филологического факультетов. О живости и естественности его языка можно составить представление даже на основании письменных трудов.

Фундаментальная отечественная наука давно перестала уделять внимание вопросам языковой психологии. К сожалению, культура владения иностранными языками в среде современной российской научной интеллигенции также оставляет желать лучшего.

Поэтому мне и приходится выступать в роли эксперта-психолога, стараясь оставаться объективной.

Что такое "язык"

"Под языком человека мы подразумеваем сложную систему кодов, обозначающих предметы, признаки, действия или отношения, которые несут функцию кодирования, передачи информации и введения её в различные системы. Все эти признаки характерны только для языка человека… Язык даёт возможность передать, обозначить любую информацию даже вне всякого практического контекста… Эта система кодов ведёт к формированию отвлечённого мышления, к формированию "категориального" сознания".

Соответственно, человек, ставящий своей задачей изучение иностранного языка, должен, по крайней мере, стремиться к формированию у себя способности мышления на иностранном языке, что сделает общение на новом языке естественным и спонтанным.

Слово как "элементарная языковая частица".
Внутренняя динамика усвоения родного языка

На начальных этапах развития языка слово было тесно вплетено в практику. Вся дальнейшая история языка является историей эмансипации слова от практики, переходом к системе знаков. И онтогенетическое формирование языка (то есть то, как человек усваивает свой родной язык в детстве) - это тоже в определённой степени путь постепенной эмансипации от практического контекста к выработке системы кодов. То есть, изначально слово для нас является обозначением чего-то конкретного: предмета, действия, предупреждением об опасности.

Может показаться, что язык ребёнка начинается с "гуления". Так думали многие поколения психологов. Однако, "гуление" есть выражение состояния ребёнка, а вовсе не обозначение предметов. Характерно, что "гуление" не закрепляется в речи ребёнка, а постепенно сходит на нет наряду с другими атавистическими рефлексами - хватательным, например. (У кого есть дети, знают, что достаточно просто вложить палец в ладошку грудного младенца, как он тут же схватится за него, да так крепко, что малыша можно будет свободно поднять. Атавистические рефлексы - это наследство наших дальних родственников-приматов).

Оказывается, что первые звуки языка рождаются не из звуков "гуления", а из тех звуков языка, которые ребёнок усваивает из слышимой им речи взрослого. Этот процесс моделируют аудиолингвальные методики: обучение начинается с пассивных блоков. Напоминаю, что во время работы с пассивными блоками программы необходимо просто слушать речь носителя языка с переводом на русский, параллельно занимаясь другими делами. Мы говорим, что таким образом закладывается основа пассивного словарного запаса, слухоречевая система постепенно привыкает к звучанию иностранной речи, и это является начальным этапом формирования речевого навыка.

В процессе лингвистического развития слово постепенно обретает самостоятельность и начинает отрываться от действия. Происходит освоение ребёнком элементарной морфологии слова (с помощью суффиксов, приставок, окончаний образуются новые слова, формируются части речи). Мы называем это зарождением "чувства языка". Словарный запас ребёнка делает огромный скачок: значение слова теряет диффузность ("ака" до этого могло обозначать и "собаку", и "лаять", и пушистую игрушку). Теперь ребёнок вынужден усваивать слова, которые обозначают не только предмет, но и качество, действие, отношение. Происходит усвоение грамматики родного языка. Так и аудиолингвальные методики, моделирующие естественное освоение языка, в данном случае также исходят из чрезвычайно важного посыла: нельзя начинать овладение языком с грамматики, это неестественно, а потому сложно и малопродуктивно. Освоение элементарных речевых навыков является первичным по отношению к освоению грамматики.

Основной функцией слова является его "предметная отнесённость" (Л. С. Выготский). Мир человека с помощью слова удваивается: человек может мысленно оперировать с предметами даже в их отсутствие. Из слова рождается не только удвоение мира, но и волевое действие. Другими словами, речь является необходимым инструментом функционирования психики. Человек, владеющий несколькими языками, ещё больше расширяет границы собственного субъективного мира, увеличивает свои интеллектуальные возможности.

Неверно, однако, считать, что слово является лишь "ярлыком", обозначающим предмет, действие или качество.

Многие слова имеют не одно, а несколько значений, и полисемия (множественность значений) является скорее правилом языка, чем исключением. Точное употребление и понимание слова является, по сути, выбором нужного значения из ряда возможных. Обычно функция выбора осуществляется с помощью контекста высказывания. Поэтому овладение лексикой и формирование речевых навыков должно быть исключительно контекстным - внутри фраз, предложений, сгруппированных по смыслу, что и реализуется методикой.

Наряду с полисемией имеет место и обширная сфера того, что называют "ассоциативным значением", на основе чего строятся "семантические поля".

Слово - центральный узел для целой сети вызываемых им образов и связанных с ним слов. За каждым словом стоит семантическое (смысловое) поле. "Поэтому как процесс называния, так и восприятия слова на самом деле следует рассматривать как сложный процесс выбора нужного "ближайшего значения слова" из всего вызванного им "семантического поля". Это отчётливо проявляется в широкоизвестных явлениях трудностей припоминания слов - состояниях, при которых слово как бы находится "на кончике языка". Семантические поля не являются "мёртвым", раз и навсегда данным образованием, а подлежат формированию. У слушателя формируются новые семантические поля (иностранного языка) на основе уже существующих семантических полей родного языка.

Для понимания внутренней структуры общения нужно ввести понятия "значение" и "смысл". (Выготский, "Мышление и речь"). Мы часто пользуемся этими словами как синонимами. Однако, есть разница. Значение - объективно сложившаяся в процессе истории система связей, стоящая за словом, одинаковая для всех людей. Значение любого слова приводится в толковом словаре. Смысл - это индивидуальное значение слова. Разумеется, в процессе устного общения категория смысла выходит на первый план. Как облегчить себе процесс понимания смысла высказывания на иностранном языке?

Для понимания этого вопроса необходимо сначала обратиться к взаимосвязи мышления и речи. Основным связующим звеном мысли и слова является внутренняя речь. Известно, что в процессе развития человека внутренняя речь постепенно образуется из внешней - интериоризируется. То есть, ребёнок общается с взрослым, в дальнейшем учится говорить с самим собой в процессе осуществления тех или иных действий, сначала вслух, потом - шёпотом, а затем происходит любопытная трансформация речи - её сворачивание. Обратите внимание, что аудиолингвальная методика повторяет эту схему: работа с навыковым блоком программы, когда слушатель должен проговаривать мысленно, про себя слова и выражения одновременно с иностранным диктором, как раз и является стержнем формирования способности мышления на иностранном языке.

Нужно сознавать, что внутренняя речь не является просто "речью про себя", в этом случае внутренняя речь протекала бы с той же скоростью, что и внешняя. Характерной чертой внутренней речи является её предикативный характер (она обозначает сказуемое в отсутствие подлежащего, то есть, внутри себя мы всегда обозначаем лишь то, что нужно сделать).

Понимание смысла речи, в конечном счете, сводится к пониманию замысла и мотивов говорящего.

Быстрая связь

ОФИС В БИШКЕКЕ

tel+996 705 308231

tel+996 555 308231

skypeНаписать письмо

Хорошие статьи

Новое в Facebook

Мы - в социальных сетях

fbokdiesel